Menu

                                                                                                                              (8352) 31-10-75 

ПРОСТО БИЗНЕС

С 1 июля в нашей стране вводится обязательная цифровая маркировка обуви, лекарств и табачной продукции. Следующим шагом, с октября месяца, планируется расширить перечень товарных групп, обязательных для маркировки. Это фотокамеры, фотовспышки, духи и туалетная вода, шины, покрышки и отдельные позиции продукции легкой промышленности. В соответствии с решением Правительства РФ, своей очереди на чипирование ждут продукты из мяса и рыбы, детское питание и бакалея, растительные масла, бытовая техника, бытовая химия и косметика, а также безалкогольные напитки.

Поясним, что под маркировкой понимается процедура нанесения на продукцию, упаковку, этикетку или даже ярлык специального уникального кода, с помощью которого отслеживается все движение товара – от производителя или импорта до розничного покупателя. Это делают через систему, аналогичную ЕГАИС по обороту алкоголя. Смысл и назначение маркировки изделий – противодействие незаконному обороту промышленных товаров.

По замыслу инициаторов от реализации этого проекта, в выигрыше должны быть и государство, и производители товаров, и рядовые потребители. Государство планирует ликвидировать теневые схемы при производстве и реализации и увеличить за этот счет поступления в федеральный бюджет от дополнительных налогов и акцизов. Потребителям государство гарантирует защиту от подделок и даже обещают снижение стоимости товаров. Производители закладывают затраты на маркировку в себестоимость товаров и, в общем-то, ничего не теряют. Затраты продавцов тоже минимальные.

 AQFfiVCBjE

Практический опыт

Чтобы понять, как эти меры отразятся на всех участниках производственно-потребительской цепочки, следует проанализировать результаты работы системы ЕГАИС и опыт использования цифровой маркировки меховых изделий, внедренный в 2016 году.

Опыт контроля за оборотом алкогольной продукции показал, что фальсификат или подделки остались в криминальных 90-х годах. Ни одному легальному производителю не выгодно нарушать технологию производства и заниматься выпуском подделок. Конкуренция такова, что разовый выигрыш может обернуться в ближайшей перспективе значительно большими потерями. Здесь основной регулятор – это классические законы рынка. Производители алкоголя скорее специализируются на выпуске контрафактной продукции для минимизации налоговых платежей. При этом технология производства соблюдается полностью, поэтому потребители, как правило, не сталкиваются с фальсификатом и некачественной продукцией. Потери могут быть только у государства из-за недополученных налоговых поступлений.

Более показательный пример для понимания последствий внедрения цифровой маркировки – это чипирование меховых изделий. Так, всего за год с момента запуска системы обязательной маркировки изделий количество розничных точек торговли меховыми изделиями увеличилось с 3,5 тыс. до 10,2 тыс. участников. Кроме того, согласно данным статистики Федеральной таможенной службы, предполагалось, что официально в Россию ввозится 240 тыс. единиц меховых изделий и еще 70 тыс. производится внутри страны. В реальности оказалось, что шуб на российском рынке значительно больше: за три месяца добровольного этапа по чипированию поступило 2,5 млн заявок на цифровые метки.

За первый год обязательной маркировки меховых изделий их легальный оборот увеличился в 10-13 раз. В конечном итоге по оценкам экспертов из Российского пушно-мехового союза удалось вывести из теневого сектора в легальный оборот примерно 20% предпринимателей и 50% товара. Внедрение новой системы контроля и учета товарооборота привело к повышению качества сбора налогов и акцизов. Так, только за первый год чипирования шуб в бюджет РФ дополнительно поступило около 1 млрд рублей.

По-иному отнеслись к этой мере потребители меховой продукции, поскольку для них шубы в среднем подорожали на 10-15 тыс. рублей. И это несмотря на то, что само по себе чипирование нельзя считать дорогим: бирка с цифровым кодом стоит около 20 рублей, все обслуживание по нанесению метки на каждую шубу стоит в среднем 100 рублей. Это говорит о том, что предприниматели и бизнес совсем не пострадали от маркировки, даже наоборот, смогли извлечь дополнительную прибыль.

Поведение потребителя определяется его покупательной способностью, которая, к сожалению, каждый год неуклонно снижается, а потому и легальный, и теневой рынок меховых изделий просели на 20-25% из-за снижения спроса.

В целом, по мнению экспертов, вывести бизнес из тени с помощью системы тотального контроля вряд ли удастся. По истории с чипированием шуб видно, что «серой» до сих пор остается половина товарооборота.

Дорогое решение: маркировка не способна защитить потребителя от фальсификата

Чтобы полнее понять важность обсуждаемой проблемы для рядового потребителя следует четко разграничить понятия, попадающие под определение незаконного оборота. Это – контрабанда, контрафакт и фальсификат. Контрабанда – это в первую очередь головная боль государства и прямое порождение коррупции. Под это определение попадают товары либо запрещенные к ввозу, либо без оплаты пошлин. По мнению экспертов, контрабанда, как и фальшивый алкоголь, практически остались в памяти о лихих 90-х годах. Сейчас все меньше и меньше подобных случаев, а потому для потребителей это несущественная проблема.

Собственно, и контрафакт – это, в первую очередь, забота государства, а не потребителя, поскольку речь идет о неправильно оформленной государственной сертификации. Реальной и ощутимой проблемой для потребителя остается фальсификат. Особенно остро эта проблема проявляется на фармацевтическом рынке. Так, согласно экспертным оценкам до 60% лекарств являются фальсификатами. По мнению законодателей, утвердивших маркировку лекарственных препаратов, доля рынка и объемов официальных производителей лекарственных препаратов сможет вырасти до 40% в связи с уменьшением сбыта нелегальной фармпродукции.

Если для фармацевтического сегмента рынка внедрение цифровой маркировки следует считать необходимым условием для борьбы с фальсификатом, то для рынка пищевых продуктов эта мера, во-первых, не сможет защитить потребителя от подделок, а, во-вторых, приведет к неизбежному увеличению розничных цен.

Партия пенсионеров считает, что в условиях экономического кризиса Правительству не следует нагружать производителей продовольственных товаров и торговлю дополнительными расходами, которые в итоге через повысившиеся цены придется оплачивать потребителям, тем более когда эти расходы не оправданы существенной пользой ни для граждан, ни для государства.

Закон разрешает правительству вводить такую меру только в случае угрозы для здоровья и благополучия людей. Но в России пищевые продукты не представляют такой угрозы. По данным Росстата, в нашей стране от пищевых отравлений и инфекций ежегодно умирает не более 2 человек на миллион населения — это во много десятков раз меньше среднемирового показателя.

В России есть серьезные проблемы с продуктами, главная — их фальсификация, когда недобросовестные производители «по-тихому» заменяют прежнее сырье более дешевым, экономят на технологии и контроле качества, уменьшают привычный объем или вес упаковки. Это обман потребителей, но для здоровья опасности здесь нет, и цифровая маркировка никак нас от такого обмана не защитит — как и от продуктов, реально опасных для здоровья по микробиологическим или химическим показателям. Цифровая маркировка не в состоянии поставить им заслон или сделать их менее опасными.

Поэтому ни по закону, ни по здравому смыслу нет основания требовать от производителей, чтобы, например, на каждую упаковку йогурта ставили цифровой знак, уплачивая его эмитенту 50 копеек. При средней цене одной товарной единицы в наших чеках 80 рублей и годовом обороте продтоваров 16 трлн руб., российским потребителям эти 50 копеек обойдутся минимум в 100 млрд руб. в год. Но это только «видимая часть айсберга», намного больше издержки производителей на покупку оборудования, обучение персонала, включение операций по нанесению знаков в технологический процесс.

Так что введение обязательного цифрового маркирования пищевых продуктов — решение не только ненужное потребителям, но и чрезвычайно дорогостоящее для них. По данным Росстата, оборот продтоваров в стране в апреле нынешнего года по отношению к прошлому апрелю упал на 9 %. Это произошло не из-за ухудшения аппетита, а из-за отсутствия средств на покупку. Партия пенсионеров призывает Правительство отказаться от такого решения, не имеющего аналогов ни в одной стране мира — и не из-за отсталости всех других стран, а из-за его неоправданности, чтобы не сказать — вредности.

Кому это выгодно?

В целом, подводя итоги следует обозначить для кого выгодно внедрение цифровой маркировки изделий, а для кого нет. Безусловно, наиболее заинтересованной стороной остается государство, поскольку увеличиваются налоговые поступления в бюджет за счет искоренения «серых» схем производства и реализации товара. Среди производителей товара в числе пострадавших могут оказаться только мелкий бизнес, которому окажется не по карману установка и внедрение нового технологического оборудования. Крупный бизнес не пострадает, даже наоборот, сможет поглотить более мелких конкурентов. То же самое относится и розничной торговле, в которой выживут более сильные и мощные.

Однако для бизнеса появляются новые риски. Связаны они с тем, что информация о всей цепочке движения товаров аккумулируется в руках одной коммерческой фирмы, определенной в качестве основного оператора по маркировке изделий. Оператором системы стал Центр развития перспективных технологий – совместный проект госкорпорации «Ростех», крупнейшего холдинга «USMHoldings» Алишера Усманова и компании «Элвис-Плюс», которая является одним из ведущих системных интеграторов в области информационной безопасности.

Что касается простых потребителей, то здесь пока минусов значительно больше, чем плюсов. По сути, заботу об обеспечении граждан качественными, а не поддельными товарами государство возложило на кошельки потребителей. Как показал опыт маркировки меховых изделий, бизнес компенсирует свои издержки только за счет покупателей. Кроме того, исчезновение с рынка мелких фирм ведет к монополизации, что в конечном итоге выражается в повышении стоимости товаров для конечного потребителя. Еще один существенный момент касается продовольственных товаров. На сегодняшний день маркировка не способна защитить потребителя от фальсификата, а потому можно сделать вывод, что в этом сегменте рынка в чипировании заинтересовано только государство, но не покупатели.

Последнее изменениеПонедельник, 22 июня 2020 19:12
Другие материалы в этой категории: « КОНСТИТУЦИЯ В ИНТЕРЕСАХ КАЖДОГО! С ЮБИЛЕЕМ, ЧУВАШИЯ! »
Наверх